healthy_back: (Default)
[personal profile] healthy_back
https://snob.ru/selected/entry/120511
Сандерлай Энделай

Во время заключения Владимир Переверзин, отсидевший 7 лет по делу ЮКОСа, нелегально вел записи о жизни в неволе. Часть записей сохранились — Владимир хранил их в камере под видом писем и передавал жене в комнате свиданий. Записки превратились в цикл документальных рассказов «Оставаясь свободным». «Сноб» представляет первый рассказ — «Сандерлай Энделай»

Мое пребывание в местах лишения свободы очень напоминало путешествие в поезде дальнего следования. Поезд делал остановки, менялись пассажиры, я ехал все дальше и дальше...

Купе, или, как называют это место заключенные, «проходняк», где арестанты проводят значительную часть своей жизни, представляет собой проход между двумя двухъярусными железными кроватями или шконками, между которыми располагается небольшая тумбочка с жалким скарбом заключенных. Поставленный в проходняк между шконками стул превращается в импровизированный стол, где зэки могут пить крепко заваренный чай и общаться друг с другом.

Говорят, что в мире ничего не происходит случайно. Иначе, как можно объяснить, что цепь кажущихся абсолютно не связанных между собой событий и случайных встреч, словно разрозненные кусочки пазла, складывается в единую целостную и логически завершенную картину. Мог ли я когда-нибудь предположить, что встречу, а тем более буду общаться с такими людьми, о существовании которых я раньше и не подозревал? Что было у меня общего с простым и необразованным двадцатилетним парнем из деревни Тургенево Мелеховского района Владимирской области? Он стал моим попутчиком и соседом по проходняку, хочешь не хочешь, но я был вынужден с ним общаться больше года.

Он был чист и наивен, как белый лист бумаги. Небольшого роста, примерно 160 см, он напоминал большого ребенка, которым, собственно говоря, и являлся. После смерти мамы у Вовы окончательно спился и умер отец, и в 13 лет он попал в детский дом. Вова был младшим в семье, где кроме него росли еще семь сестер. Все они повыходили замуж, устроили свои судьбы и зажили относительно благополучной жизнью, напрочь забыв о своем младшем брате. Почему старшая сестра не оформила над ним опекунство, для меня так и осталось загадкой, хотя младший братик отнюдь не был подарком и мог довести до белого каления любого. И в тюрьму-то он отчасти попал из-за своей непосредственности и наивности — за банальное воровство. Не чувствуя разницы между чужим и своим, он начал воровать по мелочи, а позже, войдя во вкус, закончил кражей, а точнее, грабежом — открытым хищением чужого имущества. Схватил в магазине понравившийся мобильный телефон и попытался убежать. Не успел... За что и получил два года общего режима. Он был дремуч, невежественен и упрям, как осел.... Очень любил умничать, чем часто вводил меня в бешенство.

— Да стоит мне только захотеть, я и в МГИМО поступлю и в МГУ, — разглагольствовал он.

— Да я захочу, в «Челси» играть буду и с Абрамовичем в одной ложе сидеть, — любил хвастаться Вова. По местным меркам неплохо игравший в футбол, он на полном серьезе считал, что играет не хуже Роналдо или Бекхэма... Просто не попадался на глаза нужным людям...

Он был глуп и наивен, где-то открыт и доверчив... Однажды Вова спросит меня: «А почему Луна светит только ночью?» В силу своих познаний в астрономии я начал объяснять ему, что Земля вращается вокруг Солнца, а Луна вокруг Земли... Похоже, эти факты стали для него полным откровением, и Вова глубоко задумался. Видимо, проблема мироздания всегда беспокоила его, и на вечерней прогулке он опять задал повергший меня в ступор вопрос:

— А что такое звезды? Камни или костры какие? И почему они не падают? — спрашивал он.

Мне сразу вспомнилось гениальное «Письмо ученому соседу» Чехова: «Из какого мокрого тела сделаны на солнце пятны, если они не сгорают?» — писал Василий Семи-Булатов своему соседу. Но, в отличие от рассказа Чехова, мне было совсем не смешно, а наоборот, очень грустно и бесконечно жаль молодого человека, и я продолжил свои объяснения об устройстве Солнечной системы...

Не знаю, сколько времени я смог бы выдержать такое общение, если бы его не разбавил и гармонично не дополнил другой мой случайный попутчик, Илья, осужденный за нанесение тяжких телесных повреждений. Из общей массы он выделялся своей интеллигентностью и тягой к знаниям. Москвич, из образованной семьи, всерьез увлекался Кастанедой, изучал книги по психологии и нейролингвистическому программированию. Обладая живым и пытливым умом, Илья решил перейти от теории к практике, благо его величество случай предоставил ему хороший подопытный экземпляр в виде Вовы Майсюка, который, обрадовавшись проявленному к нему вниманию, сразу согласился на участие в психологических экспериментах. Мне же выпала роль наблюдателя и ассистента.

Илья действовал четко по книге, решительно цитируя наизусть инструкцию по введению человека в транс.

— Вам не нужно слушать мой голос, потому что ваше бессознательное услышит его, — медленно и четко говорил Илья удобно расположившемуся на шконке Вове. Тот отключался на третьей минуте.

— Вы хотите войти в транс сейчас или через несколько минут? Вы хотите войти в транс быстро или медленно? Если ваше бессознательное хочет, чтобы вы вошли в транс, поднимется ваша правая рука, если же нет, то левая, — продолжал Илья.

К моему удивлению, у Вовы поднялась правая рука. Он оказался на редкость гипнабельным человеком, с пол-оборота впадающим в транс.

Началась интересная и увлекательная часть моего путешествия. Неожиданно для нас Вова заговорил на неизвестном языке:

Сандерлай эндерлай
Сандерлай ринедезей
Сандерлай унузер
Сандерлай индурен

Процитировав это четверостишье, он сразу перевел его и объяснил нам, еще не успевшим прийти в себя от легкого шока, что это заклинание, приносящее удачу:

Моя удача быстрее
Моя удача веселее моя
Моя удача лучше всех
Моя удача сила

Мы серьезно увлеклись этими экспериментами. После выхода из состояния транса Вова с удивлением и удовольствием выслушивал уже в нашем изложении то, что недавно сам говорил. Очевидно, что это были два совершенно разных человека. Он начал выдавать удивительные и странные вещи.

Не знаю, как однажды Илье пришло в голову спросить Вову, кем он был в прошлой жизни. На что Вова рассказал всю свою непростую биографию. В прошлой жизни он был кошкой, звали Барсик, жил в доме в лесу с каким-то мужиком. От чего умер? Съели волки. До кошки был кузнечиком, жил на большом зеленом шаре, пока не раздавили. До этого был мышкой, которую раздавили большим колесом на поле — при этих словах лицо его искажается от ужаса и у него начинаются конвульсии. До мышки он был рыбкой, лягушкой и мухой. До мухи — блохой.

— А кем ты был до блохи? — задавал очередной вопрос Илья.

— Никем! Меня не было! Я был в пробирке на Марсе! — отвечал нам Вова.

— Откуда появилось сознание и подсознание? — продолжал допрос мой товарищ.

— Его нам дали большие люди, которые живут на Марсе и за нами наблюдают.

— Но на Марсе же нет жизни! — продолжал допытываться до истины Илья.

— А это другой Марс, который не видно, — авторитетно объяснял нам Вова, — там все скрыто невидимой оболочкой.

Нас съедало любопытство узнать свои собственные биографии. Биография Ильи была уже сложнее и представительнее и состояла из более высших животных: он был лошадью, носорогом и йети. Когда дошла очередь до меня, я с удивлением узнал, что в прошлой жизни был обезьяной. На мой наивный вопрос «А какой породы?» Вова с удивлением, пожав плечами, как само собой разумеющееся, ответил: «Как какой? Гориллой, которая жила 45 лет». До гориллы, как выяснилось, я все же был человеком! Меня звали Максим, и в 1899 году я уехал в Америку, где занимался торговлей.

В состоянии измененного сознания Вова отвечал на любые вопросы, называл наши даты смерти и предсказывал конец света — коллапс в 2800 году. Было удивительно, что в обычном состоянии он не знал и половины тех слов, которые использовал во время сеансов. Вова долго ходил за мной и спрашивал, что такое «колумбус». Прошло немало времени, прежде чем я понял, что он имел в виду «коллапс».

Мне великодушно была предсказана смерть от сердечного приступа в 2049 году. Похоже, от всей информации, которую выдавал Вова, в транс, растянувшийся на несколько месяцев, впали мы с Ильей. Количество вопросов, на которые мы жаждали получить ответы, росло с каждым днем. Вова же продолжал нас удивлять. Обо мне он выдал, что я сижу ни за что, что меня несправедливо осудили. Вова предсказал освобождение Ходорковского в 2013 году. На мой вопрос, сколько у власти пробудет Путин, он, не задумываясь, сказал, что 2017 год будет последним годом его правления — он тяжело заболеет и его еле спасут...

Не знаю, как долго продолжались бы наши эксперименты, если бы Илью не перевели в другой отряд, а меня совершенно неожиданно не освободили. Я часто вспоминаю наши опыты. Что это было? Безумная фантазия Вовы или же он был чувствительным проводником или каналом, посредством которого можно было заглядывать в неведомое? Я так и не нашел ответы на эти вопросы. У меня даже были мысли продолжить наши эксперименты на свободе, благо Илья давно освободился и прекрасно себя чувствует — мы общались по телефону и собирались встретиться. Вот только Вова нас сильно подвел. Едва освободившись, опять попал в тюрьму.
Page generated Sep. 25th, 2017 11:31 am
Powered by Dreamwidth Studios