healthy_back: (Default)
[personal profile] healthy_back
http://systemity.livejournal.com/1643650.html
В первой части этой статьи я говорил о влиянии на человеческий организм различных факторов стресса, к числу которых относится и влияние изменения метеоусловий, и о гормонах стресса, минимизирующих разрушительное действие стресса на организм. Важным эволюционно-древним фактором противостояния стрессу является адреналин, который в человеческом организме расходуется с огромной скоростью. Причиной высокой скорости обращения адреналина является то, что после снятия стресса адреналин в клетках разлагается с помощью фермента моноаминооксидазы (МАО), а в кроветоке - с помощью открытого несколько лет назад аминооксидазного фермента "реналаза", выделяемого почками в кровь. Иными словами, при всех видах стресса, сопровождающего любого человека, живущего полнокровной жизнью, адреналин постоянно синтезируется и разлагается.

Существует множество других факторов, предохраняющих человека от необратимых отклонений от нормального функционирования обмена веществ, но среди этого многообразия защитных реакций адреналину вместе с кортизолом принадлежит первенствующая роль. Как было сказано выше, из этих двух основных гормонов стресса, лишь синтез адреналина из норадреналина лимитирован наличием необходимого объёма метилирующего агента - S-аденозилметионина (SAM). Хотя известно более 40 реакций метилирования, в которых принимает участие этот универсальный переносчик метильной группы, по объёму основным конкурентом в реакции метилирования норадреналина, приводящей к синтезу адреналина, является эпигенетический процесс коррекции ДНК в процессе роста и развития организма, регулирующий биохимические механизмы жизнедеятельности в соответствии с текущими условиями внешней среды.

Некоторое количество переносчиков метильных групп участвует в синтезе холина (витамина В4). Холин является составной частью молекул липидов - сфингомиелина и фосфатидилхолина или лецитина, который является одним из главных компонентов мембран клеток, не синтезирующих АТФ. В таких клетках, например эритроцитах, участвующих в переносе кислорода, лецитин образует комплекс с холестерином в соотношении 1:1. В процессе апоптоза (регулируемый процесс самоликвидации на клеточном уровне, минуя развитие воспалительной реакции) некоторое количество лецитина разлагается, выделяющийся холин является при этом источником метильных групп. Но в нормально функционирующем организме гибель и образование новых клеток обычно сбалансированы, поэтому синтез и разложение холина не влияет особенным образом на конкуренцию за метильные группы между адреналином и ДНК.

Таким образом, синтез адреналина регулируется двумя основными факторами: интенсивностью синтеза S-аденозилметионина в организме и конкуренцией его с процессом метилирования ДНК. Эти два фактора необходимо рассмотреть по отдельности. Оба эти фактора формируются на общей первооснове: на поступлении и обороте метильных групп в организме. В этих процессах ключевая роль принадлежит витаминам группы В: В6, В9 и В12. От количества и соотношения этих витаминов в организме человека в большой степени зависит его способность реагировать на неблагоприятные условия среды и формировать сопротивляемость их повреждающему воздействию. Хотя биохимия этих процессов давно достаточно хорошо понятна, физиолого-биохимическаие аспекты участия витаминов группы В в обороте метилов имеют ряд специфических особенностей, начиная от анатомических особенностей желудочно-кишечного тракта и кончая заявлениями не очень порядочных, а часто просто неумных "специалистов" об огромном вреде приёма витаминов этой группы.

С пищей человек получает вещества, служащие для него источниками энергии. Но для того, чтобы он был способен извлечь эту энергию из пищи, ему необходимо поставлять, как минимум несколько десятков достаточно простых компонентов - т.н. витаминов, амино- и жирных кислот, минералов, включая микроэлементы и других важных веществ, в отсутствии которых обмен веществ невозможен. Эти, как правило, низкомолекулярные продукты, поступающие с пищей или выделяющиеся при переработке компонентов пищи, и образуют основу метаболизма - обмена веществ, в результате которого организм получает необходимые конструкционные материалы и энергию для их переработки в живую плоть живущего организма. S-аденозилметионин является одним из таких относительно низкомолекулярных компонентов, в отсутствии которого жизнь абсолютно невозможна. Но, как я покажу ниже, концентрация этого вещества зависит от многих факторов, поступающих с пищей, а также от физиолого-анатомических особенностей и возрастных изменений в метаболизме человека.

Всем хорошо известно выражение "Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт". Вы не найдёте в жизни ни одной области функционирования человеческой активности помимо медицины, где бы эта фраза отражала с большей точностью реальность жизненной ситуации. Слово "медицина" происходит от латинского словосочетания ars medicina, что переводится как искусство исцеления. Сегодня человек имеет доступ к полноценному питанию, содержащему бОльшую часть веществ, необходимых для нормального функционирования животного метаболизма. В давние же времена, когда искусство медицины только лишь зарождалось, основой лечения был подбор необходимых веществ животного, растительного и минерального происхождения, позволяющих добиваться исцеления путём добавки компонентов, синтез и переработка которых в организме больного по тем или иным причинам была нарушена. Ведь пищевой рацион наших древних предков был исключительно скудным. Так, древние греки помимо очень небольшого объёма мясной пищи потребляли в основном хлеб, чеснок, оливковое масло и разбавленное в три раза вино.

В средние века знаменитый врач Парацельс лечил больных препаратами, полученными по технологии римского врача и фармацевта Клавдия Галена (131-201 гг. н. э.). К галеновым препаратам относились различные экстракты из растительного и животного сырья, которые назначались на эмпирической основе без понимания природы компонентов, оказывающих излечивающий эффект. Каждый врач древности имел собственную систему идентификации причины заболевания пациента, основанную преимущественно на габитусе последнего. Лишь в относительно недавние по историческим меркам времена начала формироваться современная фармакология. Этот процесс формирования основывался на успехах аналитической и синтетической химии в анализе и копировании именно традиционных галеновых препаратов. Одним из первых промышленно выпускаемых фармпрепаратов был аспирин, выделенный из коры дерева осины (Aspen нем.), что и послужило основой для его названия. Феликс Хоффман в 1897 году открыл лечебные свойства выделенного из коры осины вещества - ацетилсалициловой кислоты (аспирина), пытаясь найти лекарство для своего отца, страдавшего ревматизмом.

В дальнейшем начала активно развиваться область фармации под названием фармакогнозия, изучающая лекарственные средства, получаемые из сырья растительного (фитофармакогнозия) или животного (зоофармакогнозия) происхождения, включающие продукты жизнедеятельности растений и животных, а также продукты первичной переработки такого сырья — эфирные и жирные масла, смолы, млечные соки и пр. Эта многофункциональная наука использовала методы органической и аналитической химии, а также ботаники, изучала морфологические признаки растений, географию их обитания, химический состав (фито- и зоохимия), способы и сроки заготовки сырья, фармакологическое действие веществ, способы и сроки хранения лечебных лекарственных средств. В середине прошлого века внимание исследователей привлекло изучение целебных свойств веществ, выделенных из морских животных. В XX веке виднейшим российским фармакогностом страны была А. Ф. Гаммерман, написавшая учебник по фармакогнозии, который только при её жизни выдержал шесть изданий.

На начальных этапах развития фармакологии самое пристальное внимание уделялось химическому анализу компонентов, содержащихся в растительных и животных препаратах, традиционно используемых в восточных медицинах, преимущественно в китайской медицине. Множество препаратов, включая элеутерококк, гинкго билобу, женьшень, имбирь и другие, подвергалось тщательному исследованию. Так, например, корень женьшеня содержит сапонины гинзенозиды (панаксозиды) - тритерпеновые гликозиды; гликозиды олеаноловой кислота; биологически активные полиацетилены, пептиды, полисахариды и эфирные масла - сесквитерпены, витамины (C, группы B, пантотеновую, никотиновую, фолиевую кислоты), слизи, смолы, пектин, аминокислоты, эфирное масло. Тщательный химический анализ компонентов этих заведомо биологически-активных продуктов сыграл огромную роль в становлении фармакохимии, в копировании структуры и синтезе новых структур потенциальных лекарственных препаратов.



В 1934 году Г. Домагк обнаружил противобактериальные свойства сульфаниламида пронтозила (красного стрептоцида). В 1935 году ученые Пастеровского института установили, что антибактериальным действием обладает именно сульфаниламидная часть молекулы пронтозила, а не структура, придающая ему окраску. Так появилось на свет производное пара-аминобензолсульфамида под названием белый стрептоцид, нашедший широкое применение в медицине. Со временем фармацевтика стала наукой по созданию химических копий активных компонентов галеновых препаратов и синтезу новых искусственных химических компонентов, изменяющих обмен веществ тотально или узко-специфически.

Если в большинстве случаев безопасность приёма галеновых препаратов не требовала проведения дополнительных исследований, поскольку содержащиеся в них вещества имели биологическое происхождение и ядовитость источников, как правило, была достаточно хорошо известна, то с активным развитием и совершенствованием фармакологии проверка токсичности искусственно синтезированных веществ, веществ чужеродных естественному метаболизму, стала требовать вложения огромных средств на установление безопасности приёма чужих для животного организма препаратов. Средства на развитие фармакологии поступали и поступают от продажи искусственно синтезированных лекарственных препаратов, поэтому неизбежной составной частью фармакологии, необходимой для выживания этой области науки и технологии, являлась активная переделка психологии не только пациентов, но и лечащих их врачей. В наше время ситуация осложняется в связи с тем, что юристы открыли для себя золотую жилу в виде исков к фармацевтическим фирмам, что в свою очередь привело к резкому повышению стоимости медицинского страхования.

В связи со сказанным очень важно подчеркнуть такой, казалось бы парадокс. Фармакология по историческим меркам сформировалась не так давно на основе традиционной медицины, развивавшейся более 2 тысяч лет. Однако, достигнув высокого уровня совершенства в области искусственно синтезированных лекарственных препаратов и их промышленного производства, фармакологическое лобби, часто совершенно не скрываясь, оказывает давление на практическую медицину с целью принижения возможностей той самой традиционной медицины, на основе которой фармакология собственно и сформировалась. Это - отдельная большая тема для разговора, но в реальности делается всё, чтобы проверенные столетиями т.н. методы народной медицины представить как нЕчто, очень близкое к шарлатанству, хотя эффективность многих традиционных методов лечения может уверенно конкурировать с новейшими фармпрепаратами. Причина здесь самая тривиальная: множество простейших природных ингредиентов обмена веществ, недостаток которых может приводить к тяжелейшим заболеваниям, на практике ничего не стоит, а синтез новых искусственных препаратов требует огромных капиталовложений.

Как я писал в первой части, на протяжении большей части последнего столетия фармацевтическое лобби оказывает постоянно усиливающееся влияние на обучение профессии врача в университетах и мединститутах. Будущих врачей приучают ориентироваться не на чрезвычайно сложный процесс выяснения и устранения естественных причин заболевания, т.е. установления специфический сайтов нарушения обмена веществ, а на установление симптомов болезней с целью устранения последних с помощью тех или иных лекарственных препаратов, т.е. веществ, которые в своём подавляющем большинстве чужеродны для животного организма.

Известно, что слово можно трактовать как знак понятия, которое представляет собой отображённое в мышлении единство существенных свойств, связей и отношений предметов или явлений. Существенным отображением намеренного искажения понятия "медицина" является словосочетание "биологически активные добавки" (БАДы) или по-английски "dietary supplement" (диетическая добавка), которым с заботливой подачи фармакологического лобби стали называть десятки веществ, естественных человеческой природе, снижение содержания любого из которых против определенной нормы несовместимо с жизнью. Медициной же теперь называют не восстановление нарушенного статус-кво организма, а пичканье последнего чужеродными ему препаратами, без чего в ряде случаев можно обойтись.

Академик РАМН, директор НИИ питания РАМН В.А. Тутельян, который ввёл понятие БАД, переведя с английского на русский термин "dietary supplement", ничтоже сумняшеся, заявил, что БАДы "ничего не лечат, они не лекарства". Если у человека патология подвздошной кишки и его организм на этой почве не усваивает витамин В12, то у него большой риск заболеть болезнью Альцхаймера в сочетании с множеством других патологических состояний. Если кто-то надоумил человека принимать 1-2мг этого витамина и он избавился от опасности потерять память, то по терминологии В.А. Тутельяна назвать этот процесс лечением нельзя. Вообще-то мне приходилось в жизни наблюдать вблизи малограмотных профессоров и даже академиков, которые не подозревали, что отменяют целиком большие фрагменты из университетского курса медицинской биохимии.

Витамин В12, пожалуй, самый сложный из всех витаминов, впервые заявил о себе научному миру, когда в 1926-м году американские врачи Джордж Мино и Уильям Мэрфи обнаружили, что включение в состав питания больших количеств полусырой печени оказывает лечебное воздействие при злокачественной анемии. Однако попытки выделения антианемического фактора к успеху не привели. Лишь в конце 40-ых годов Мэри Шорб обнаружила вид бактерий, рост которых зависел от этого фактора, благодаря чему у ученых появилась возможность оценивать содержание витамина в данном субстрате по скорости роста колонии. В 1948 г. Э. Лестер Смит (Англия), а также Эдвард Рикес и Карл Фолкерс (США) получили витамин В12 в кристаллическом виде. Однако потребовалось еще десять лет для того, чтобы методом рентгеноструктурного анализа определить его структуру, которая оказалась чрезвычайно сложной. За расшифровку структуры витамина В12 (1955 г. ) Дороти Ходжкин была присуждена нобелевская премия.

У традиционной медицины в постоянном наличии сознательное или неосознанное чувство страха перед перед естественной альтернативой использованию чужеродных для организма медицинских препаратов. В настоящее время практически отсутствуют синтетические лекарства, применение которых не сопровождалось бы как минимумом дюжиной побочных реакций. Поэтому трудно поверить в то, что введение понятия БАД не включало в себя тайное желание приравнять для лечащегося и лечащего простонародья естественные метаболиты человека, нарушение синтеза которых просто лечатся введением концентрированных количеств этих метаболитов, ко всякому мусору, который в большой ассортименте изобретается любителями быстро заработать. Примером такого научно-разработанного двумя весьма уважаемыми академическими институтами в Новосибирске (Институтом цитологии и генетики СО РАН и Институтом ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН) мусора является препарат под названием "Диэнай®", представляющий собой гидролизат ДНК, выделенной из молок лосося и продаваемый по 10 долларов за мл, который лечит всё.

Для сравнения представим себе, что руль автомобиля или карданный вал, без которого активность двигателя внутреннего сгорания будет отрезана от вращения колёс, кто-то назовёт механической добавкой к автомобилю. Глупость подобного терминологического изобретения будет видна невооруженным глазом. Глупость понятия БАД наверняка понятна тем, кто поддерживает существование этой глупости. Ведь понятие БАД введено не безграмотным простонародьем, а вполне квалифированными специалистами, которым это помогает поддерживать подмену понятия "медицина", т.е. восстановление нарушенных функций, понятием "воздействия на организм широкого спектра чужеродных веществ". "У вас повышенное давление? Попробуйте попринимать "беникар". Не помогает? Тогда я выпишу вам "байстолик" (фелодипин, лизиноприл, тектурну...).

Я не настолько тёмен, чтобы отрицать успехи медицины, когда это действительно успехи, а не их имитация с целью повысить продаваемость тех или иных препаратов, на производство и проверку безопасности которых убуханы огромные средства. Есть такие сайты метаболитической активности, понимание природы которых намного сложнее, нежели простой перебор действия препаратов, называемый фармацевтическим скринингом. Наконец, есть такие заболевания, для лечения которых применение искусственно синтезированных препаратов, например, антибиотиков, не вызывает ни малейших сомнений. Но я ещё раз обращаю внимание на то, что в подавляющем числе случаев медицина ставится с ног на голову только потому, что простые природные вещества, которые могли бы помочь больному, практически ничего не стоят и высокая эффективность лечения такими препаратами является ничем иным, как дамокловым мечом фармакологии. Метеозависимость относится к числу повреждающих факторов, где фармация оказывается в целом бессильной, поскольку одна и также причина может порождать массу симптомов.

Формула "как вы яхту назовёте, так она и поплывёт" в медицине проявляется в том, что сильное, но порою тщательно скрываемое неприятие естественных путей восстановления здоровья с помощью исследования областей нарушения естественного метаболизма, вызывает многие неконтролируемые нарушения здравого смысла и морали. Копеечной цены препараты, подавляющую часть которых можно с полной безопасностью использовать самостоятельно, в корне подрывают финансовую основу многомиллионной армии не только фармацевтов и трудящихся фармацевтической промышленности, но и лечащих врачей, владельцев клиник, работников промышленности медицинских препаратов, юристов, зарабатывающих на составлении исков к медицинским работникам, страховщиков, работников контролирующих правительственных организации, следящих за безопасностью применения синтезированных медпрепаратов и многих других. Это приводит к самопроизвольному размыванию и игнорированию тех знаний, которые свидетельствуют в пользу применения естественных путей в лечении больного. Затраты на изучение медицинских аспектов применения естественных метаболитов человека и животных составляют ничтожно малую часть в сравнении с затратами, направленными на изучение применения искусственно синтезированных медикаментов и - что не менее важно - смягчения отрицательных аспектов применения таких медикаментов в медицинской практике.

Есть множество показаний для применения витаминов, при которых особую роль играет приём повышенных доз. Например, приём витаминов группы В, от которых зависит метилирование на клеточном уровне, участвующее в предохранении животных от воздействия стресса. Я специально расширил эту статью, сделав упор на информации, которую, казалось бы, можно было бы не приводить, но, прочтя мою статью, люди начнут знакомиться с информацией по витаминам и другим незаменимым низкомолекулярным компонентам обмена веществ и встретят перлы, наподобии цитированной ниже статьи. Никто им не объяснит, откуда взялись подобные авторы: самоучки они, искренне борющиеся с засилием витаминотерапии или небескорыстные писатели.

Вот что пишет автор статьи "Витамины": "Следует помнить, что продающиеся в аптеках витамины являются такими же лекарственными препаратами, как и любые другие лекарства, и могут применяться только по назначению лечащего врача, основанному на результатах проведенной в достаточном объеме объективной клинико-лабораторной диагностики, и строго в соответствии с указанной врачом дозировкой. Нормальное сбалансированное питание вполне обеспечивает организм всеми необходимыми витаминами и минералами, а дополнительный прием витаминных препаратов и биодобавок большинству людей не только не нужен, но даже и небезопасен!" Автор стремится уверить читателя вопреки здравому смыслу в том, что незаменимые низкомолекулярные компоненты обмена веществ являются такими же неестественными для живого организма, как,
например, статины, применяющиеся для борьбы с холестерином, без которого животный организм попросту не может существовать, или же нестероидные противовоспалительные препараты, например, мелоксикэм, которые подавляют в организме человека продукцию незаменимой арахидоновой кислоты, служащей сырьём для биосинтеза простогландинов - важнейших компонентов функционирования тканей человеческого организма.

Статья вся построена на подмене понятий и жонглировании специфическим набором малоумных статей. Автор этой "антивитаминной" статьи утверждает, что от витамина А люди дохнут, как мухи, упоминая статьи, но не приводя на них ссылок, где на самом деле всего лишь утверждается, что вопреки заявлением жуликов от науки, витамин А рак не лечит. Лечение и профилактика - это, как говорится, две большие разницы. Автор этой мусорной статьи про витамины пишет о том, что сбалансированное питание вполне обеспечивает организм всеми необходимыми витаминами и минералами. Одним из необходимых для жизнедеятельности низкомолекулярных компонентов естественного метаболизма является кофермент Q10. Отсутствие его приведёт к моментальной смерти, поскольку он является компонентом дыхательной цепи и а в его отсутствии прекращается синтез АТФ. Если пару лет назад рекомендовалось принимать порядка 30мг Q10, то сегодня рекомендуется принимать его в количестве 300 мг и выше. Полезно знать, что 300 мг кофермента Q10, которое содержится в пилюле размером в 7 мм стоимостью 10 центов, содержится также в 10 кг шпината, 300 кг варённых яиц, 10 кг говядины.

Кофермент Q10 в высоких дозах чрезвычайно полезен людям с сердечно-сосудистой патологией. Абсолютное количество лечащих врачей до последнего года-двух не имело ни малейшего представления о том, что прописываемые ими для высосанной из пальца необходимости борьбы с холестерином статины подавляют синтез Q10. И лишь благодаря тому, что статины прописываются в дозах, которые на самом деле не позволяют, как заявляется, подавить синтез холестерина, а служат лишь для получения производителями статинов десятков миллиардов прибылей, люди, принимающие статины, не умирают от недостатка кофермента Q10. Ведь в нормально функционирующем человеческом организме содержится текущее количество этого вещества, достаточное всего лишь для десятка сердцебиений с последующим переходом в мир иной.

Указание на то, пациент перед приёмом витаминов должен обязательно сбегать к врачу, который определит дозировку, исключительно смешны. Потребность в витаминах сугубо индивидуальная и резко изменяется с возрастом. Говорить о том, что дозировку витаминов должен определить врач, означает процесс откровенного оболванивания читателя. Очевидно предполагается, что сбегав к врачу за консультацией по приёму витамином, пациент получит от врача рекомендации по приёму чего-то более существенного с точки зрения современной медицины. При некоторых ситуациях, например, прописываются высокие дозы витамина D3. До 50 тысяч IU. Но подавляющее число врачей не имеет представления о том, что этот витамин нельзя применять в отсутствии кальция, поскольку его основная функция - осуществлять правильное совмещение фосфатов с кальцием в желудочно-кишечном тракте. Короче говоря, если даже только ограничиться применением витаминов, то здесь в подавляющем числе случаев встречается тяжёлая форма затемнения знаний, вызванная не нежеланием исследовать эту очень важную область обмена веществ, а искусственным торможением процесса расширения знаний и их внедрения в практику, связанным с тем, что применение этих естественных для человека метаболитов выбивает финансовую почву у огромного числа привязанных к фармации рядовых и руководящих работников.

Между тем существует огромное и потенциально беспредельно широкое поле применения витаминов для профилактики и лечения болезней. Ниже под фотографией я привожу ссылку на исследования, проведённые в Оксфордском университете, которые продемонстрировали фантастическую способность повышенных доз цианкобаламина (витамина В12) предотвращать инволюционные изменения мозга в процессе старения. В группе людей возрастом от 67 до 87 лет не было таких, которые бы имели дефицит по витамину В12. Но одни получали сверхвысокие дозы этого витамина, а другие - заметно меньшие сверхдозы. На фотографии приведены наглядные доказательства пользы сверхдоз витамина В12.

Сканирование мозга пациентов, принимавших большие дозы витамина В12 (справа) и малые дозы (слева). Ни один пациент не имел дефицита по этому витамину, но мозг на левой картинке выглядит значительно более состарившимся.

Я не ставил своей задачей дать исчерпывающий обзор современного состояния витаминологии. Я лишь хотел остановиться на некоторых аспектах практического применения витаминов для того, чтобы читатель с полным знанием дела мог бы оценить ту роль, которую играют витамины группы В в предохранении от стресса, соответственно, от неблагоприятного влияния изменения метеусловий, и критически отнёсся бы к писанине борцов за повышение уровня народного идиотизма.
Page generated Jul. 24th, 2017 04:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios